Український науковий журнал

ОСВІТА РЕГІОНУ

ПОЛІТОЛОГІЯ ПСИХОЛОГІЯ КОМУНІКАЦІЇ

Університет "Україна"
Всеукраїнська асоціація політичних наук (ВАПН)

Особенности личностной регуляции совладающего поведения студентов





Елена Резникова, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Донбасского государственного педагогического университета

УДК. 159.923.2 — 057.87

 

В статье обосновывается необходимость формирования конструктивных форм совладающего поведения личности в период обучения в ВУЗ; представлен теоретический анализ проблемы совладающего поведения, обозначены представления о личностной регуляции и ее уровнях; выделены компоненты личностной регуляторики опосредующие функционирование копинг-стратегий; приводятся данные эмпирического исследования взаимосвязи копинг-стратегий и ряда показателей личностной регуляторики; показаны изменения межфункциональных связей в системе психологической защиты личности студента

в процессе обучения в ВУЗе.

Ключевые словакопинг-стратегии, адаптационный потенциал, стиль саморегуляции поведения, смсло-жизненные ориентации, мотивационные образования личности, механизмы психологической защиты

 

У статті обґрунтовується необхідність формування конструктивних форм поведінки опанування особистості в період навчання у ВНЗ; представлено теоретичний аналіз проблеми поведінки опанування, позначені уявлення про особистісну регуляцію та її рівні; виділені компоненти особистісної регуляторики, що опосередковують функціонування копінг-стратегій; наводяться дані емпіричного дослідження взаємозв’язку копінг-стратегий і ряду показників особистісної регуляторики; показані зміни міжфункціональних зв’язків у системі психологічного захисту особистості студента в процесі навчання у ВНЗ.

Ключові словакопінг-стратегії, адаптаційний потенціал, стиль саморегуляції поведінки, смисложиттєві орієнтації, мотиваційні утворення особистості, механізми психологічного захисту

 

In the article there is grounded the necessity of formation of constructive forms of self controlling behavior of a personality in the period of studying in higher educational establishments; there is presented the theoretical analysis of the problem of self controlling behavior, there are outlined the ideas of personal regulation and its levels; there are defined the components of the personal regulatory mediating the functioning of the coping-strategies; there are presented the data of the empirical studies of the relationship of the coping-strategies and indicators of the personal regulatory; there are shown the changes of the cross-functional relations in the system of psychological protection of personality of a student in the in the period of studying in higher educational establishments.

Key words: coping-strategies, adaptive capacity, style of self-regulation of behavior, sense-life orientation, motivation formation of personality, mechanisms of psychological protection

 

Юношеский возраст является кризисным, так как ставит перед индивидом наиболее сложные из возникающих в течение жизни задачи развития (Б. Ананьев, И. Кон, В. Мухина, А. Петровский, В. Петровский, В. Слободчиков, В. Столин, Э. Эриксон, J. Coleman). Кризисность возраста осложняется для студентов особенностями их жизненной ситуации и деятельности: ломкой привычных стереотипов жизни и учебы, сочетающейся с частой материальной и бытовой неустроенностью, неопределенностью социального статуса, интенсивной умственной работой и периодическим экзаменационным стрессом.

На этапе отказа личности от старых форм отношений со средой как несоответствующих, неприемлемых, а также при отсутствии новых программ необходимых в измененных условиях жизни остро ощущается потребность в защитной роли адаптационного поведения. Следовательно, студенческий период можно рассматривать как предъявляющий повышенные требования к психоло гической защите личности, а проблему формирования у студентов конструктивных форм совладающего поведения к числу наиболее актуальных проблем высшей школы.

Современный подход к изучению механизмов формирования совладающего поведения учитывает следующие положения. Человеку присущ инстинкт преодоления (Э.Фромм), одной из форм которого является поисковая активность (В. Ротенберг, В. Аршавский), обеспечивающая участие эволюционно-программных стратегии во взаимодействии субъекта с различными ситуациями. Преодоление рассматривается как индивидуальные, характерные способы поведения человека в различных ситуациях: от бессознательных психологических и физиологических механизмов до сознательного целенаправленного преодоления кризисных ситуаций (Л. Анциферова, Т. Крюкова, Р. Лазарус, С. Нартова-Бочавер, Т. Титаренко и др.). При всем многообразии взглядов многих исследователей объединяет идея личностной обусловленности стратегии адаптации. На предпочтение способа совладания влияют индивидуально-психологические особенности: темперамент, уровень тревожности, тип мышления, особенность локуса контроля, направленность характера и т.д. (С. Нартова-Бочавер, Е. Либина). Целью психологического преодоления является адаптация человека к ситуации, овладение и управление ее требованиями и, таким образом, исключение стрессовых последствий и обеспечение благополучия человека — психического и физического здоровья, общения и взаимодействия в социуме (Р.Хайм).

Недостаточное развитие конструктивных форм совладающего поведения является причиной увеличения патогенности жизненных событий, которые могут стать «пусковым механизмом» в процессе возникновения психосоматических заболеваний (Ю. Александровский, Б. Карвасарский, Н. Веселова, Т. Данилова, О. Лигер, Л. Таукентова). Механизмам совладания можно успешно обучать, особенно в юности, когда перед молодым человеком встает большое количество новых требований или задач развития, для успешного решения которых требуется овладение адаптивными формами копинг-поведения (J. Coleman).

Остается невыясненным вопрос о том, какие механизмы личности позволяют ей конструктивно противостоять агрессивной среде, защищая себя, свою целостность, свою внутреннюю свободу и достигать необходимой адаптированности.

В данной статье мы рассматриваем характер взаимосвязи копинг-стратегий с рядом характеристик личностной регуляции, в отношении которых такая связь установлена гипотетически на основании теоретического анализа проблемы.

Представления о личностной регуляции основываются на теоретических концепциях психического регулирования, разработанных в отечественной психологии. Фундаментальные исследования, прежде всего И. Сеченова, Н. Бернштейна и П. Анохина, предоставили психологам наиболее обобщенную теоретическую схему психической регуляции целесообразного поведения, которая вполне применима для решения проблем адаптации.

Ключевые моменты личностной регуляции — это осознанное постижение и обретение собственных потенциальных возможностей, а также произвольный выбор своего пути самореализации, принятие ответственности за сделанный выбор. Без этого недоступна активность в раскрытии психических, психофизиологических возможностей и в достижении социально или лично значимых целей, жизненных перспектив и общечеловеческих ценностей. Благодаря осознанию себя, естественные формы психической и физиологической активности, ритмы жизнедеятельности, выработанные в процессе фило- и онтогенеза обогащаются произвольными, организованными и направленными на решение жизненно важных задач общения и деятельности формами [1].

Д. Леонтьев, Е. Калитеевская и В. Ильичева выделяют три уровня психологической регуляции личности — инструментально-экспрессивный, смысловой и экзистенциальный. Характерологические особенности индивида, его способности и исполняемые им социальные роли служат адаптации к конкретным окружающим условиям и обстоятельствам. Они лежат в основе инструментально-экспрессивного уровня регуляции, обеспечивающего поведение человека в рамках сложившихся стереотипов, привычных способов действия (логика характера и роли). Внутренний мир, смысловая сфера личности связывают ее с реальностью мира как целого и составляют основу смыслового уровня регуляции жизнедеятельности. Данный уровень определяет поведение человека согласно системе его отношений с миром (смысловая логика жизненной необходимости). Возможность личностного выбора и автономного развития обеспечивает только высший уровень регуляции — экзистенциальный. Именно поэтому данный уровень личностной саморегуляции рассматривается как ведущий фактор развития зрелой личности, которое не может быть обеспечено нижележащими уровнями [2].

Вполне понятно, что осознанные побуждения играют важную роль в адаптивном поведении личности. Однако ими не исчерпывается все содержание личности, не объясняются все используемые адаптационные программы. Личностная регуляция — многоуровневая. В ее структуру входят не только осознаваемые психические проявления, но и образующие с ними единое целое неосознаваемые. Между осознаваемым и неосознаваемым существуют сложные соотношения. Их взаимные переходы качественно преобразуют и обогащают внутренний мир человека, обеспечивают совершенную регуляцию поведения и решение жизненно важных задач [1].

В целях операционализации представленной теоретической конструкции нами выделены компоненты личностной регуляторики. Предполагается, что инструментально-экспрессивный уровень регуляции характеризуют, во-первых, особенности расходования личностного адаптационного потенциала как источника активности личности, во-вторых, стиль саморегуляции как наиболее существенные для человека индивидуальные особенности самоорганизации и управления внешней и внутренней целенаправленной активностью, устойчиво проявляющихся в различных видах деятельности. Смысловой уровень саморегуляции требует анализа смысложизненных ориентаций личности, а также определения степени соответствия «мотивационного ядра» личности содержанию, целям и условиям реальной деятельности. Экзистенциальный путь развития личности является достаточно протяженным во времени, механизмы личностной саморегуляции этого уровня характеризуются глобальностью, что делает невозможным их констатацию. Особенности бессознательной активности личности закономерно найдут свое выражение в показателях интенсивности и репертуаре механизмов психологической защиты.

Таким образом, приступая к исследованию проблемы преодолевающего поведения студента, мы ставили перед собой задачу изучения особенностей его функционирования в системе личностной саморегуляции.

Выборку составили студенты I–V курсов психологического факультета и факультета дошкольной педагогики и психологии Донбасского государственного педагогического университета в возрасте от 18 до 25 лет. Всего в исследовании приняло участие 400 человек.

Нами изучены корреляционные связи между показателями копинг-стратегий и показателями личностного адаптационного потенциала, стиля саморегуляции поведения, смысло-жизненных ориентаций, мотивационных образований личности студента и механизмов психологической защиты с первого по пятый курс. С этой целью были использованы следующие психодиагностические методики: методика диагностики стратегий преодоления стресса Д. Амирхана, многофакторный личностный опросник «Адаптивность» А. Маклакова, методика диагностики стилевых особенностей саморегуляции поведения В. Моросановой и Е. Коноз, тест смысло-жизненных ориентаций Д. Леонтьева, методика диагностики мотивационных образований личности Ю. Орлова, тестопросник механизмов психологической защиты Р. Плутчика. Установленные корреляционные связи позволяют выделить характеристики системы личностной регуляции, которые опосредуют функционирование копинг-стратегий личности студента.

Для определения статистически значимых связей между переменными применялся корреляционный анализ по методу Пирсона.

Результаты корреляционного анализа представили сопоставимость и взаимосвязь копинг-стратегий и адаптивности личности.

Актуализация копинг-стратегии решения проблем связана с положительными полюсами адаптивности личности на первом курсе, высоким уровнем моральной нормативности на третьем и пятом курсах. Копинг-стратегия поиска социальной поддержки активируется на втором и пятом курсах высоким уровнем моральной нормативности; на пятом курсе к моральной нормативности добавляется коммуникативный потенциал. Условиями включения данной копинг-стратегии могут также выступать низкие показатели нервно-психической устойчивости, что зафиксировано на третьем и четвертом курсах. Включение стратегии избегания обусловлено на втором и четвертом курсах отрицательными полюсами адаптационного потенциала, его социального и личностного уровня; на пятом курсе — высокими показателями нормативности личности.

Все показатели личностного адаптационного потенциала обнаруживают связи с показателями копинг-стратегий. Наиболее активно влияют на выбор той или иной стратегии социальный уровень адаптационного потенциала — моральная нормативность (6 корреляционных связей). Психофизиологические особенности, в том числе и нервно-психическая устойчивость в структуре адаптивности, также достаточно интенсивно влияют на систему преодоления личности (5 корреляционных связей). Участие психологического уровня и общего показателя личностного адаптационного по тенциала в регуляции системы преодоления личности представлено тремя и двумя корреляционными связями, соответственно.

Результаты корреляционного анализа представили сопоставимость и взаимосвязь копинг-стратегий и стилевых характеристик саморегуляции.

Стратегия решения проблем связана с положительными полюсами стилевых характеристик саморегуляции (общий уровень саморегуляции, планирование, программирование) на втором и четвертых курсах. Стратегия избегания связана на втором и четвертом курсах с отрицательным полюсом такой стилевой характеристики саморегуляции как моделирование. Действие стратегии поиска социальной поддержки на втором и третьем курсах обусловлено низким уровнем такого регуляторного свойства как самостоятельность. С показателями копинг-стратегий образуют связи такие регуляторные процессы как планирование, моделирование, оценка результатов, такое личностно-регуляторное свойство как самостоятельность, показатель общего уровня саморегуляции. Регуляторный процесс программирования и личностно-регуляторное свойство гибкости не участвует в регуляции копинг-стратегий. Количество корреляционных связей системы регуляторики с копинг-стратегиями колеблется в пределах одной-двух, что делает сомнительной целесообразность выделения наиболее влиятельных. Результаты корреляционного анализа не представили данных о взаимосвязи показателей копинг-стратегий с показателями смысложизненных ориентаций личности (цели в жизни, ее насыщенность, и удовлетворенность самореализацией), а также с показателями локус контроля «жизнь» и общего показателя осмысленности жизни. Установлена одна связь копинг-стратегии поиска социальной поддержки с отрицательным полюсом локус контроля «Я» на пятом курсе. Результаты корреляционного анализа представили сопоставимость и взаимосвязь копинг-стратегий и показателей мотивационных образований личности.

Копинг-стратегия решения проблем связана с высоким уровнем представленности мотива достижения успехов на втором курсе; мотивами познания, достижения успехов и профессиональной мотивацией на четвертом курсе. Включение копинг-стратегии поиска социальной поддержки связано на первом курсе с сильной выраженностью мотива избегания неудач. На копинг-стратегию избегания на втором курсе влияет высокая мотивация достижения успеха и мотивация доминирования; на четвертом курсе — низкая мотивация достижения успеха, на пятом — низкая мотивация познания.

Пять диагностируемых мотивов (мотивация познания, мотивация достижения успеха, мотивация доминирования, профессиональная мотивация, мотивация избегания неудач) участвуют в регуляции системы преодоления личности. Наибольшее количество связей образует мотивация достижения успеха (4 корреляционные связи).

Результаты корреляционного анализа представили сопоставимость и взаимосвязь копинг-стратегий и показателей механизмов психологической защиты.

Актуализация копинг-стратегии поиска социальной поддержки связана с интенсивностью механизмов замещения, общим показателем интенсивности напряжения защит на первом курсе, высоким уровнем механизма компенсации на втором курсе. Условиями включения данной копинг-стратегии могут также выступать низкие показатели механизма проекции и механизма интеллектуализации, что зафиксировано на третьем курсе. Включение стратегии поиска социальной поддержки на пятом курсе обусловлено высоким уровнем общего показателя интенсивности напряжения защит.

Показатель копинг-стратегии избегания проблем образует связи с показателем механизма вытеснения на первом курсе, показателями механизма замещения и общим показателем интенсивности напряжения защит на втором курсе, показателем интеллектуализации на четвертом курсе. Характер связей, за исключением последней, имеет положительную направленность.

Проведенный анализ корреляционных связей копинг-стратегий в системе личностной регуляции позволяет сделать ряд выводов:

— отмечается отчетливое проявление роли мотивационных образований в организации преодолевающего адаптационного поведения;

— удовлетворенность в достижении, познании, доминировании, профессиональном самоопределении обеспечивают функционирование проблемпреодалевающих копинг стратегий;

— характер связей копинг-стратегии поиска социальной поддержки, позволяет выделить условность ее конструктивного характера.

— связи показателей копинг-стратегии решения проблем с показателями механизмов защиты отсутствуют.

– отмечается связь показателей копинг-стратегий поиска социальной поддержки, избегания и таких защитных механизмов, как замещение, компенсация, вытеснение, проекция, интеллектуализация, общего показателя индекса напряжения защит;

В результате анализа приведенного выше исследования обоснованным оказывается вывод, что преодолевающее поведение следует рассматривать как реакцию целостной личности. Подтверждением этого является наличие разносторонних и разнонаправленных корреляционных связей образуемых копинг-стратегиями в системе личностной регуляции. При этом копинг-стратегии выступают одновременно как в качестве способов личностной регуляции адаптационных процессов, так и способов организации ее компонентов в структуре адаптационного ответа.

Системы преодоления студентов на разных курсах обучения в вузе отличаются не просто количественно, а глубоко качественно. Ее характеристики включают специфические для каждого курса межфункциональные связи.

Исследование показало также актуальность дальнейшей разработки поставленной проблемы в различных аспектах. Задачи современной образовательной практики в вузе повышают значимость лонгитюдных исследований, нацеленных на выявление механизмов противостояния личности студентов деструктивному внешнему влиянию и на изучение возможностей развития этих механизмов. Такая постановка вопроса порождает, в свою очередь, необходимость выработки критериев для оценивания конструктивности поведенческих стратегий личности. Это связано с тем, что, как показывает практика, преуспевание в жизни не всегда ведет к личностному развитию, а высокий уровень развития личности не тождественен жизненному успеху.



Номер сторінки у виданні: 242

Повернутися до списку новин